Cathy-fox (cathy_fox) wrote,
Cathy-fox
cathy_fox

Once upon a december...



Глава 7
«Призраки прошлого»

Бархатную тьму прорезал лучик тусклого света, от которого Гермиона на секунду зажмурилась. Когда она открыла глаза, то неяркий свет залил все вокруг, смутно знакомые очертания высоких башенок со шпилями терялись в рассветной дымке. «Это Хогвартс, – подумала она отрешенно. – Но почему здесь столько зелени и нет снега?». Воздух казался густым, как желе, и Гермиона чувствовала себя мухой, увязшей в паутине. Ее внимание привлекла небольшая группа людей, внимательно смотревших куда–то вверх. Проследив за их взглядами, она едва сдержала крик ужаса: с вершины Астрономической башни на землю бесконечно долго падало чье–то тело. Гермиона попыталась выхватить палочку, но поняла, что не может пошевелиться, оставалось только наблюдать. С отвратительным глухим хлопком тело рухнуло бесформенной грудой на траву у подножия башни. На солнце блеснули знакомые очки–полумесяцы. «Нееет»! – беззвучно крикнула Гермиона, и снова погрузилась в темноту.
Новая вспышка оказалась уже не такой неожиданной. В этот раз Гермиона сразу узнала место – зал Отдела Тайн в Министерстве Магии. Двигаться она по–прежнему не могла, и беспомощно наблюдала; все происходящее было знакомо по обрывкам собственных воспоминаний и по рассказам Гарри. Слева и справа танцевали срывавшиеся с палочек лучи зеленого света, мелькали всполохи заклятий, Пожиратели смерти сражались с волшебниками из Ордена Феникса… Чуть поодаль Гарри и Дамблдор с отчаянием смотрели на Сириуса, который невероятно медленно падал в проем древней каменной арки. «Нееет!» Гермиона с трудом сдерживала подступившие слезы, когда милосердная тьма накрыла ее.
Картины-вспышки сменялись одна за другой в страшном калейдоскопе, вновь и вновь она видела гибель друзей, которую можно было предотвратить, и роковые ошибки, которых можно было избежать. Ощущение вины легло тяжким грузом, с трудом сдерживаемые рыдания сдавили горло. Она утратила чувство времени, бессильно всхлипывая и целую вечность рассматривая залитый солнцем Большой зал Хогвартса, где на полу рядами лежали тела – Тонкс, Фред, Люпин…
Краешком сознания Гермиона уловила доносящийся из невообразимой дали знакомый голос, но слов не разобрала. Сейчас она стояла в грязной полутемной комнате Визжащей хижины. На пыльном полу лежал мертвенно–бледный Снейп, его глаза молили о помощи, а из глубокой раны на шее хлестала кровь. В оцепенении Гермиона следила, как яркая красная струйка, похожая на маленькую змейку, ползет по неровным доскам, оставляя в пыли влажную дорожку. Вот струйка уже коснулась ее туфель…
– НЕТ! НЕ НАДО! ТОЛЬКО НЕ ОН!
Вложив в крик все силы, она почувствовала слабость и пошатнулась, окружающий мир медленно таял, уступая место знакомому подвалу с каменными колоннами и горящими факелами. В глазах Беккета мелькнуло изумление, сменившееся испугом, когда Гермиона взмахнула палочкой:
– Expulso!
Кроваво–красный камень в медальоне взорвался на сотню кусочков, огненными каплями разлетевшимися по всему залу. Взрывной волной тело Беккета отбросило в сторону, он лежал на полу, посреди своего странного рисунка. С головы до ног его присыпало белесой каменной пылью и разноцветными порошками из разбившихся пузырьков, по лицу что–то текло, смешиваясь с грязью и превращая его в размалеванную маску злобного клоуна. Бросив взгляд на свои часики–хроноворот, Гермиона поняла, что прошло всего несколько минут с тех пор, как они добрались до центра зеркального лабиринта. Повернувшись к своим спутникам, она закусила губу, чтобы не вскрикнуть. Мантия Тедди висела драными лохмотьями, на груди отчетливо виднелись глубокие порезы, похожие на следы от огромных когтей, или клыков. Снейп физически не пострадал, но на лице его застыло выражение ужаса, а в глазах – такая же боль, как у капитана Тернера.
Из дальнего угла послышалось чье–то всхлипывание – дети пришли в себя. «Мы успели!» Гермиона глянула на Снейпа.
– Я должна помочь детям, Северус, – тихо сказала она. По щекам еще текли обжигающие слезы, от рыданий было трудно дышать. – Уничтожь всю эту мерзость, – кивнула она на полуразрушенный алтарь.
С детьми все оказалось в порядке, требовалось лишь немного изменить их память, чем она и занялась. Снейп подошел к алтарю, повинуясь движениям его палочки жуткие артефакты, один за другим, стали исчезать во вспышках ослепительно–белого пламени. Ошеломленный Тедди рассматривал каменные плиты, оплавившиеся в тех местах, куда упали осколки амулета. Осторожно приблизившись к Беккету, молодой человек присвистнул от удивления:
– Ничего себе! Он жив!
– Не тревожьтесь, это ненадолго, – произнес знакомый голос. Внезапный порыв ветра почти погасил факелы, но пламя тут же успокоилось, распахнулась незаметная прежде дверь – Гермиона готова была поклясться, что секундой раньше на месте двери находилась глухая стена. Капитан Тернер задумчиво разглядывал представшую перед ним картину разрушений, а его верный спутник Гиббс подошел к телу Беккета и ткнул того носком сапога, послышался слабый стон.
– Точно, жив. Что с ним прикажете делать, капитан?
Тернер небрежно махнул рукой:
– Забирайте. Пришло время платить по счетам.
Неслышно подошедшие матросы подхватили безжизненное тело и исчезли за дверью, Гиббс последовал за ними.
Погрузив детей в сон, Гермиона подошла к Тернеру.
– Что это было, капитан? Что за порошок? И как вы здесь оказались?
Уильям Тернер усмехнулся:
– Солнце уже взошло. С рассветом я могу сойти на берег. А что касается порошка…
Он подобрал с пола один из чудом уцелевших пузырьков Беккета и рассматривал на просвет его содержимое.
– В самом сердце Африки, в непроходимых джунглях, встречаются странные растения. Некоторые просто ядовиты, другие служат лекарством, третьи… Там растут необычные хищные цветы, их аромат прекрасен, но смертоносен, он привлекает все живое, усыпляет и убивает. Из корней этих цветов получают порошок, если его вдохнуть, человек погружается в транс. Немного магии – и одни встречаются со своими страхами, другие – с воспоминаниями… Говорят, что иногда переживаемое в таких видениях почти реально. – Он с интересом посмотрел на Гермиону. – Мне еще не приходилось встречать выживших. Правда, все прочие были обычными людьми, а не волшебниками…
Гермиона была потрясена.
– Но почему же вы…
– Почему я не предупредил вас заранее? Разве вы отказались бы от своих намерений?
Она растеряно покачала головой:
– Нет, но…
– Я знал, что вы справитесь. Вы сильнее, чем думаете. Я уже говорил это вам, миледи.
Гермиона промолчала, встретившись с Тернером взглядом. Его холодная красота, как у античной мраморной статуи, одновременно завораживала и пугала, мелькнула шальная мысль – а остался ли вообще капитан человеком? Она содрогнулась и посмотрела на Снейпа. Тот не принимал участия в их разговоре, но слышал все до последнего словечка, в этом Гермиона была уверена.
Капитан подошел к алтарю, на котором не осталось ничего, кроме кучек пепла.
– Все уничтожено, Северус?
– Да, Уилл, – отозвался тот. Гермионе послышались в голосе Снейпа ледяные нотки, но ведь причин для этого не было, правда?
Тернер поворошил кончиком кинжала самую большую кучу пепла.
– Судовой журнал… А карта и компас? Тоже сгорели?
Снейп кивнул.
– Тем лучше. Я твой должник, Северус. А теперь прошу простить – мне нужно закончить одно дело… Честь имею. – Уильям Тернер слегка поклонился и направился к двери. Обернувшись, он глянул на притихшего Тедди: – А вам, молодой человек, советую поскорее забыть все, что вы тут видели.
Дверь захлопнулась, снова колыхнулось пламя факелов, и стена приняла свой обычный вид.
Северус и Гермиона молча смотрели друг на друга, она первой отвела глаза. Ей почему–то не хотелось спрашивать о том, что именно было в его видениях, а свои она старалась поскорее забыть. Да, определенно, анализ собственных сегодняшних поступков стоило отложить. Мысли путались, неуместные воспоминания мешали сосредоточиться. Она взяла себя в руки. «Нужно решить, что делать дальше». С Тедди все было ясно и без слов, Гермиона прекрасно помнила, как выглядят раны от укусов оборотня. Слава Мерлину, на этот раз оборотень – всего лишь плод воображения.
– Придется тут все привести в порядок, и отправить детишек в место, где маггловская полиция без труда их обнаружит. Профессор Снейп займется этим залом, а ты, Тедди, поможешь мне. Да, еще ведь надо будет писать отчет для мистера Сэвиджа…
По виду Снейпа никак нельзя было понять, задел ли его холодный официальный тон, которым Гермиона произнесла эти слова. Но он принял предложенную игру, и кивнул. Гермиона прощальным жестом коснулась плеча Северуса и хотела отойти к спящим детям, но он удержал ее руку своей.
– Возьмите, мисс Грейнджер. – Снейп протянул ей носовой платок. – Кстати, теперь вы знаете, где меня найти, если Министерство опять не справится со своими обязанностями. – Криво усмехнувшись, он направился к центру зала, возвращая оплавленным каменным плитам на полу прежний вид. – Прощайте, мистер Люпин.

***

Следующие несколько часов лихорадочной деятельности почти не запомнились Гермионе. Тедди все же согласился воспользоваться порталом и отправился во Францию, клятвенно пообещав не проронить ни словечка даже Виктории. Ближе к вечеру, когда с полицией все уже было улажено, и детишки, включая сына премьер–министра магглов, разворачивали дома рождественские подарки, Гермиона все еще сидела в своем маленьком кабинете в Министерстве. Ее стол скрывался под грудой свитков – пришлось написать не меньше дюжины вариантов отчета для Сэвиджа. И все равно Хейден остался недоволен. Гермиона нахмурилась. «Недоволен» – это еще мягко сказано. За прошедшие двадцать лет в магическом мире мало что изменилось. Раньше в праве на самостоятельность отказывали домовым эльфам и кентаврам, теперь их место на шкале живых существ заняли магглы. Хейден категорически запретил включать в отчет любые упоминания о маггловских зачарованных амулетах, а прочитав описание действия порошка Беккета (кстати, очень краткое и тщательно отредактированное), вообще пришел в ярость. «Я не могу допустить ни малейшего упоминания о… подобном в официальных документах. Вы себе представляете, какая последует реакция? Магглы не владеют магией, миссис Уизли, это общеизвестно». Об участии в деле Снейпа Гермиона не сказала ни слова, справедливо рассудив, что имеет право на собственные маленькие секреты. В итоге Хейден все равно поставил на отчет невидимую пометку «Вместо Прочтения – Сжечь», которая сработает, если свитка коснется посторонний, и отправил на вечное хранение в архив Отдела Тайн. А самой Гермионе Сэвидж предложил немного отдохнуть. «Вы давно не были в отпуске, миссис Уизли. Почему бы вам не навестить своих родных, они сейчас, кажется, во Франции? Да и мистеру Люпину отдых тоже не помешает». Она решила, что Сэвидж просто испугался возможных слухов, но предложение с готовностью приняла. Ей действительно нужно было время, чтобы подумать.

***

Уже давно наступил вечер, когда Гермиона вернулась домой. В темных пустых комнатах было холодно и тихо, даже хрустальные колокольчики не издали ни звука; она прошла в гостиную и остановилась перед камином, вспыхнули поленья. Все выглядело в точности, как утром, только возле рождественской ели высилась груда подарков. Вздохнув, Гермиона опустилась в кресло, разглядывая яркие разноцветные свертки. Вряд ли в одном из них окажется что–то неожиданное. Обнаружив на столике тарелку позабытых кексов, почти превратившихся в камень, и бутылку огневиски, она плеснула немного в бокал, и задумалась. Все, что дарили Гермионе за последние годы, относилось к одной из трёх категорий: «полезное и практичное» – вроде свитеров Молли и кулинарных энциклопедий от Джинни, «съедобное» – от детей, и «нужное только тем, кто это дарит» – вроде книг о квиддиче, из года в год присылаемых Роном. Вспомнилась фраза из забавного старого маггловского спектакля: «Дорогой, можно, я отнесу это на чердак, где хранятся все остальные твои подарки?»
Взгляд скользнул по куче свертков, и остановился на одном, выделявшемся странной неправильной формой и цветом обертки – темно–синей, почти черной. Гермиона машинально глотнула из бокала, и чуть не поперхнулась; вкус обжигающей жидкости напомнил о вчерашних поцелуях. Резким движением разорвав шелковистую бумагу, она обнаружила хрупкую морскую раковину, размером чуть больше ладони, нежно–розовую внутри и темно–зеленую снаружи. Гермиона задумчиво рассматривала раковину, вдыхая слабый горьковатый запах соли и водорослей. Едва уловимое голубоватое мерцание подтвердило ее догадку насчет происхождения и предназначения необычного подарка. Только одному человеку из всех, кого она знала, пришло бы в голову прислать в качестве приглашения зачарованный портключ. Поставив бокал на столик, она поднялась, волшебные колокольчики Джинни внезапно ожили и отозвались нежным хрустальным звоном. Все сомнения испарились. Гермиона накинула теплый зеленый плащ, позаимствованный вчера из служебного гардероба, взяла в руки раковину, провела пальцем по изящному завитку – поверхность оказалась гладкой и прохладной. Она закрыла глаза. Мир вокруг покачнулся…

***

В полночном небе над Собачьим островом сияли мириады звезд, от морозного воздуха перехватывало дыхание. Над невысокими старыми кирпичными складами проплывали облака пара, поднимавшиеся над незамерзающей Темзой. В клочьях тумана Гермионе на мгновение почудились черные паруса, мелькнули, и пропали. Все еще не выпуская из рук раковину, она плечом толкнула дверь трактира и вошла.
Теплый полумрак пах корицей, кофе и незнакомыми пряностями, зал выглядел меньше, чем это запомнилось Гермионе. Сегодня посетителей оказалось совсем немного, она улыбнулась в ответ на приветственный поклон мистера Гленна, и направилась к своему вчерашнему столику, за которым спиной к входу сидел Снейп. Она подошла ближе, и увидела, что он рассматривает знакомую квадратную коробочку компаса. Стрелка медленно крутилась вокруг своей оси, и, наконец, остановилась, указывая на Гермиону.
– Я думала, что огонь на алтаре все уничтожил, – заметила Гермиона, отодвинув стул и садясь напротив Снейпа. – Наверное, карта тоже у тебя…
Северус усмехнулся:
– Источник Юности… Мне давно хотелось проверить, правдива ли эта древняя легенда. – Он внимательно посмотрел на Гермиону. – Твой отчет отправили в архив Отдела Тайн, верно?
Она устало кивнула, потом неожиданно хихикнула:
– И к тому же меня отправили в отпуск. Ничего, Хейдена ждет сюрприз. В завтрашнем номере «Ведьмополитена» появится статья про Эми Глайд, с подробным рассказом о маггловских амулетах.
Снейп покачал головой:
– Ты совсем не изменилась. Раньше это были домовые эльфы, теперь – магглы…
Он улыбался, но взгляд оставался серьезным. Пауза затянулась, они молча смотрели друг на друга. Решимость Гермионы немного поколебалась, но она заставила себя произнести это вслух:
– Я никогда не была сильна в легилименции, Северус. Зачем ты меня позвал?
В его глазах сверкнули веселые искорки, он поднялся, обошел столик и наклонился к Гермионе:
– Мисс Грейнджер, вы согласны разделить со мной вечность?
Она бросила взгляд на застывшую стрелку компаса, и ответила:
– Хейден ничего не говорил насчет того, когда именно должен закончиться отпуск. Думаю, что в ближайшие лет сто в Министерстве смогут обойтись без меня. Да, я согласна. Покажи мне карту, Северус…
Поцелуй не дал ей закончить фразу, и на какое–то время она забыла про карту, и про все, о чем еще хотела спросить. Путешествие к Источнику Юности могло еще немного подождать … Но это уже совсем другая история.
Tags: Гарри Поттер, ПКМ, кроссовер, пираты, фанфики, фанфикшен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments