Cathy-fox (cathy_fox) wrote,
Cathy-fox
cathy_fox

Once upon a December...



Глава 5
«Once upon a December…»

Народу в трактире поубавилось, мягкий ароматный запах трубочного табака, крепкого кофе и горячего рома со специями наполнял полутемный зал; высокие резные спинки освободившихся стульев отбрасывали на истертый пол длинные тени. За стойкой мистер Гленн протирал пыльные бутылки, а обе его красотки–помощницы собирали со столиков опустевшие кружки и миски.
Гермиона молча смотрела на сидевших перед ней мужчин; внезапно вернувшаяся головная боль набросилась с новой силой. Рассказу капитана Тернера она поверила безоговорочно, и впервые в жизни ощутила растерянность: ничто из богатого на невероятные события прошлого не подготовило ее к этому моменту. Было понятно, что знания, полученные в Хогвартсе и в министерских библиотеках и архивах, не помогут справиться с ситуацией. Горькая ирония заключалась в том, что после поражения Волан–де–морта волшебное сообщество стало еще меньше, чем прежде, общаться с миром магглов. Именно поэтому Хейдену пришлось действовать с такой осторожностью. Ну а допустить, что магглы некогда обладали какими–то тайными знаниями, значило признать себя практически еретиком. Поэтому ни на кого Гермиона рассчитывать не могла, ее просто подняли бы на смех. В магическом Лондоне всего несколько человек сейчас верили в существование всех этих артефактов и амулетов вуду: от Эми Глайд помощи ждать не приходилось, Тедди… Тедди был еще не готов. Оставались капитан Уильям Тернер и Сев… И Снейп. По непонятной причине Гермионе то и дело хотелось назвать его просто по имени; слишком он изменился за последние двадцать лет. Не внешне, нет, скорее, внутренне. Мягкий ироничный взгляд и жажда жизни, вот что отличало теперешнего Снейпа от прежнего.
Наконец капитан Тернер нарушил молчание и сочувственно произнес:
– Хотел бы оказать вам более существенную помощь, миледи, но по независящим от меня причинам я не могу сейчас отправиться в Лондон вашей реальности. Десять лет еще не прошло… Мои люди сейчас собирают всю информацию, какую удастся найти, но они не обладают никакими магическими талантами.
Гермиона перевела взгляд на Снейпа, в глубоком раздумье барабанившего пальцами по столу. Наконец, он пришел к какому–то решению и криво усмехнулся:
– Не думал, что придется снова… Уилл, судя по твоему рассказу, и обрывкам сведений, полученных мной в… Неважно, где. Беккет будет проводить свой ритуал – в чем бы он не заключался – на рассвете, в утро Рождества. То самое время, когда все дети ждут своих подарков. Если обнаружить его убежище до наступления утра, то появится шанс. Один шанс из тысячи, но это лучше, чем ничего.
Слабый росточек надежды пробился сквозь отчаяние и усталость, Гермиона нерешительно произнесла:
– Северус, вы поможете мне?
Странное выражение промелькнуло в глазах Снейпа, он пожал плечами и насмешливо протянул:
– Вы не оставляете мне выбора, мисс Грейнджер. Разве я могу отказать даме?
Этот непонятный издевательский и насмешливый тон Снейпа озадачил Гермиону; невероятно, но, похоже было, что смеялся он над собой. Она собрала свои листочки в сумку и резко встала, мужчины последовали ее примеру. Галантный, как все морские офицеры, капитан Тернер помог ей накинуть плащ; втроем они подошли к выходу. Гермиона распахнула дверь, от порыва холодного ветра заколебалось пламя газовых светильников; на пустынные улочки этой заброшенной части Лондона опускалась ночь.
Оставив шутливый тон, Тернер тихо сказал, так, что слышала одна лишь Гермиона:
– Позвольте мне надеяться, миледи, что эта наша встреча – не последняя, теперь, когда вам известна дорога сюда. Жаль, что нашему знакомству сопутствовали такие печальные обстоятельства. Но вы способны на большее, чем думаете сами. Вы ведь никогда не сдаетесь, правда? – Он отступил и отвесил изящный поклон, более уместный в какой–нибудь королевской гостиной: – Честь имею, миледи. Северус.
Гермиона устало улыбнулась, и вместе со Снейпом шагнула в самое сердце метели.

***

– Что теперь? – Северус внимательно разглядывал Гермиону, а та удивленно смотрела на глухую кирпичную стену позади, без малейших признаков двери. – Можете предложить более подходящее место для дальнейшей беседы, чем этот безлюдный тупик? Боюсь, что к себе вас пригласить не смогу, я не был там с того… с того самого дня. А вас дома, вероятно, ждет праздничный ужин? Не думаю, что мое появление уместно.
– Не будет никакого праздничного ужина, – с горечью ответила Гермиона. – Там вообще никого не будет, кроме меня и вас – если составите мне компанию. Дайте руку.
Она взяла его за руку и аппарировала к дому; снежный вихрь сгладил все следы на заснеженной мостовой; на мрачной улочке Собачьего острова воцарилась тишина.

***

Сквозь окна соседских коттеджей сияли разряженные елки, деревья во дворах опутывала паутина разноцветных сверкающих лампочек. Через незадвинутые шторы можно было видеть семьи, сидевшие за праздничным столом, слышались приглушенные взрывы смеха.
Во дворе Гермионы не было никаких лампочек, окна казались черными провалами, только на двери сиротливо висел одинокий рождественский венок. Снейп ступил на занесенную снегом дорожку к дому, следуя за Гермионой, а та с удивлением обнаружила на крыльце полузамершую сову из Министерства. Похоже, бедняжка провела здесь порядочно времени. От прикосновения и тихого заклинания дверь распахнулась, пропустив их внутрь. Под взглядом Гермионы зажглись свечи в холле; сбросив плащ, она прошла в холодную гостиную и села в кресло напротив камина; поленья весело вспыхнули, распространяя приятное тепло. Погладив нахохлившуюся сердитую сову, она развернула доставленный пергамент и углубилась в чтение. Снейп прошелся по комнате, рассматривая развешанные по стенам дипломы и благодарности в изящных рамках, на всех – имя Гермионы, на несколько минут задержался у каминной полки, где стояло несколько семейных фотографий. Затем опустился в кресло напротив Гермионы и поинтересовался:
– Плохие новости?
Новости оказались не очень хорошими, и Гермиона резко ответила:
– Почему бы вам не прочитать это в моих мыслях самому? – Потом спохватилась, и тихо сказала: – Простите. Я не должна была…
Северус понимающе кивнул.
– Ясно. Вы решили, что именно таким образом я получил сведения о вашей теперешней жизни и прочем. Вынужден вас разочаровать, мисс Грейнджер – потеря способности к легилименции – часть платы за удовольствие беседовать сейчас с вами. Большинство моих замечаний – не более чем догадки, я читаю по вашему лицу, как по раскрытой книге. Раньше вы были осмотрительнее в выражении своих чувств.
Она приняла объяснение и протянула Снейпу свиток, оказавшийся посланием от Тедди. Там говорилось, что в архиве не удалось получить почти никакой информации, и что он попробует связаться по каминной сети. До назначенного времени оставалось совсем немного.
– Молодой Люпин… – протянул Снейп. – Он узнал больше, чем рискнул написать. Подождем.
Действительно, сову с посланием можно было перехватить, а каминные сети сотрудников Министерства сразу после окончания войны защитили от слежения и прослушивания. Хейден Сэвидж полагал, что любая защита поддается взлому, но Гермиона решила, что сегодня никому в голову не придет этим заниматься; волшебники, как и магглы, праздновали Рождество.
Через несколько минут огонь в камине вспыхнул изумрудным светом, и среди поленьев появилась призрачная голова Тедди, будто охваченная языками пламени.
– Где вы были, Гермиона? – выпалил он. – Одна сова вернулась ко мне почти замерзшей, но так и не смогла вас найти.
Гермиона глянула в сторону Снейпа, который отодвинул свое кресло вглубь комнаты, лицо его скрывалось в тени.
– Это не имеет отношения к делу, Тедди. Что тебе удалось выяснить?
– Почти ничего. Подобных исчезновений среди волшебников не зафиксировано. Среди магглов… Был один случай на острове Роанок, когда бесследно исчезла целая колония американских поселенцев. Еще случай с крысоловом из Гамельна, который увел за собой всех детей города, но это больше похоже на маггловские сказки.
Гермиона и не ожидала многого, но заметно расстроилась:
– Жаль… Видишь ли, времени у нас – всего до рассвета. Только не спрашивай, откуда я это знаю. Если до утра мы не найдем детей, то после искать будет нечего. И от Сэвиджа помощи не будет.
Тедди смущенно замялся, потом сказал:
– Если позволите… Вы знаете, что я, как и мистер Уизли, всегда интересовался маггловской техникой. Могу попробовать поискать в базах данных маггловской полиции, не обращал ли кто внимания на странные происшествия в том районе.
Снейп одобрительно усмехнулся, а Тедди спросил:
– Гермиона, вы не одна?
– Да. Здесь один… один мой друг. Он в курсе дела, помогает мне в расследовании. Сколько понадобится времени, чтобы все разузнать? И кстати, разве ты не собирался во Францию, к Биллу и Флер? Там и Виктория будет, их дочь, – лукаво добавила она.
– Собирался, – серьезно отозвался Тедди. – Но вы же не думали, что я могу сейчас все бросить? Пары часов мне будет достаточно, если что–то необычное заметили, я это узнаю. Счастливого Рождества, Гермиона.
Пламя в камине обрело свой обычный цвет, отбрасывая теплые блики на золотые и стеклянные колокольчики елочных гирлянд, подарок Джинни. Повинуясь наложенному заклятию, они нежно позвякивали от малейшего дуновения, в разных углах комнаты то и дело слышался едва уловимый хрустальный звон. Снейп плеснул себе немного огневиски, и задумчиво любовался его янтарными переливами в бокале. Гермиона несколько раз прошлась по комнате и остановилась за его креслом.
– Да, мисс Грейнджер?
Она промолчала, тогда Снейп продолжил:
– Хотите поставить все точки над и, верно? Желаете узнать, почему я сижу в этом кресле, в то время как мне полагается находиться в… совсем в другом месте?
Гермиона кивнула, и он это почувствовал, потому что негромко сказал:
– Думаю, что я действительно был мертв. От укуса Нагайны не существует противоядия, насколько мне известно. А потом я помню вокзал и туман, как в далеком детстве, когда мне впервые пришлось попасть на платформу 9 ¾. И на этом вокзале была она…
– Кто, Северус?
Он помолчал и ответил:
– Неважно. Но там я получил свой второй шанс.
Поленья в камине вспыхнули сильнее, осветив бледное лицо Гермионы. Снейп обернулся и сказал:
– Вам стоит немного поспать, мисс Грейнджер. Впереди долгая ночь.
Она послушно направилась к лестнице, ведущей на второй этаж, остановилась под аркой и сказала:
– Разбудите меня, когда появится Тедди.
Снейп улыбнулся и шутливо отсалютовал ей бокалом:
– Больше не стоит беспокоиться, я же дал слово помогать вам. Счастливого Рождества, мисс Грейнджер.
Его история, эти слова или тон, каким они были произнесены, или просто неожиданное участие со стороны человека, от которого этого меньше всего ожидаешь.… Гермиона сама не поняла, что произошло, но почувствовала, как в ее сердце рушатся неприступные стены, возведенные давным–давно. Так много лет она заставляла себя быть сильной, образцом для подражания, «той самой миссис Уизли», что, в конце концов, действительно превратилась в ту, которой хотела казаться. Только счастья это не принесло. Тщетно пытаясь сдержать непрошенные и нежданные слезы, она прошептала «Счастливого Рождества, Северус», и шагнула к лестнице, когда неожиданно быстрым движением Снейп оказался рядом.
– Почему вы сказали неправду, мисс Грейнджер, что не ждали гостей? Иначе, зачем здесь этот венок из омелы?
Его губы скользнули по ее мокрым щекам, в поцелуе чувствовался смешанный слабый вкус огневиски и соленых слез, а сильные руки обнимали с неожиданной нежностью. Через минуту – или через час? – он отстранился и посмотрел на нее, все с тем же странным выражением в глазах.
– Я больше не владею легилименцией, Гермиона…
– Да, – тихо ответила она на незаданный вопрос.
Хрустальные колокольчики Джинни отозвались одобрительным звоном, когда Снейп опустился на ковер, увлекая за собой Гермиону; пуговицы на ее мантии и его рубашке расстегивались сами, повинуясь невысказанным желаниям; первые несмелые ласки сменялись более страстными, по мере того, как они узнавали все друг о друге. Обнаженная кожа пылала под прикосновениями сильных и нежных пальцев, от его поцелуев Гермиона забывала дышать. В объятиях Северуса она ощутила странное чувство завершенности, будто нашла нечто, давно утраченное, но принадлежащее ей по праву.
На мгновение он приподнялся, любуясь распущенными волосами Гермионы, почти золотыми в мягком отсвете пламени камина.
– Я…
– Ничего не говори, не нужно. – Он легонько поцеловал ее, потом поцелуй стал более требовательным, и все мысли Гермионы куда–то исчезли, кроме одной: сегодняшняя ночь действительно была пронизана магией.

Глава 6
«Лондонские Подземелья»
Ближе к утру метель стихла, в лондонских пригородах сугробы доходили до окон первых этажей. Маленькие дворики коттеджей походили один на другой, снег полностью завалил все садовые скамейки и укрытые на зиму розовые кусты. Ночь еще не закончилась, но чернильно–синее небо медленно начинало светлеть. Почти угасшие угли в камине снова вспыхнули холодным изумрудным огнем, и усталый голос Тедди произнес:
– Гермиона! Миссис Уизли, вы там?
– Иду, – отозвалась Гермиона, появившаяся из кухни с подносом в руках. За несколько минут ей, к собственному изумлению, удалось организовать вполне приличный ранний завтрак – на подносе красовалось целое блюдо воздушных имбирных кексов по рецепту Молли, и большой кувшин молока. Готовить она не любила и не умела, но сегодня была уверена – у нее все получится. И не ошиблась.
– Ты нашел то, что может нам помочь, Тедди? Времени почти не осталось… – Небрежным кивком Гермиона отбросила непослушный локон, так и норовивший попасть в глаз, поставила поднос на столик у камина и оглянулась.
Снейп, сидевший в кресле и все еще невидимый для Тедди, уже выглядел безупречно – невероятной белизны рубашка без единой складочки, аккуратно убранные в косичку волосы, начищенные до блеска высокие черные ботфорты, на лице – ни тени улыбки. Ничто не говорило о том, что прошедшая ночь для него была особенной. Но под его взглядом Гермиона покраснела и поняла, что вся эта внешняя невозмутимость – только видимость.
– Да, – коротко ответил Тедди; даже сквозь танцующие языки зеленого пламени было заметно, что он устал и осунулся. – Это оказалось труднее, чем я думал. Но, в конце концов, мне повезло. Вы слышали про Лондонские Подземелья?
– Нет. – Гермиона нахмурилась. – Что это такое? Звучит не слишком привлекательно.
– Очередной маггловский аттракцион, вроде вчерашнего музея, и находится от него неподалеку, кстати. Лет двести назад там и вправду была какая–то тюрьма, а сейчас в подземных камерах детишек пугают инсценировками самых жутких моментов истории Лондона. Джек–Потрошитель, демон–цирюльник с Флит–стрит, Великий пожар 1666 года…
– Продолжай… – Гермиона уже знала, что Тедди прав.
– Прошлым вечером в полицию поступило несколько жалоб от жильцов соседних домов – шума было больше, чем обычно. Только вот эти Лондонские подземелья, как и все прочие музеи, уже закрылись – канун Рождества. Полицейские ничего особенного не обнаружили.
– Неплохой выбор, – негромко произнес Снейп. – Магия Беккета требует веры и сильных эмоций. Чувство страха вполне годится.
Тедди глянул в ту сторону, откуда доносился незнакомый голос, и сказал:
– Сколько вам нужно времени на сборы, миссис Уизли? Четверти часа хватит? Вот, как выглядит это место… – В стене зеленого пламени появилось небольшое окошко, постепенно увеличиваясь, оно заняло почти весь очаг. Гермиона и Северус увидели неширокую улочку, один из домов выделялся среди прочих своей подчеркнутой неухоженностью. Потемневшие от времени и смога кирпичи выглядели так, будто были готовы рассыпаться в любую минуту. Узкий проход под аркой закрывала грубая кованая решетка, надпись на стене гласила: «Лондонские Подземелья. Входите на свой страх и риск».
– Встретимся у входа, Гермиона. – Снова ставший видимым, молодой человек был настроен решительно. – Вы были на три года младше меня, когда принимали участие в Битве за Хогвартс. Это мой шанс.
Гермиона вздохнула. Тедди прав, она не сможет вечно оберегать его.
– Хорошо. С одним условием – никаких вопросов.
Тедди молча кивнул, изумрудные языки пламени взметнулись ввысь и опали, в комнату вернулся полумрак. Гермиона быстро накинула теплый плащ с капюшоном, взяла сумочку и вышла вслед за Северусом, под негромкий печальный звон хрустальных колокольчиков.

***

Несмотря на ранее утро, вымощенную булыжником мостовую в этой части Лондона уже успели освободить от гор свежевыпавшего снега. Вокруг не было ни души. На кованой калитке «Лондонских подземелий» висел большой ржавый замок – тщательно продуманная деталь, призванная производить впечатление на туристов. С рекламного стенда на стене соседнего дома свисали оборванные афиши, чудом избежавшие полного уничтожения ночной метелью. Что–то привлекло внимание Гермионы, и она подошла ближе. Мягкий желтоватый свет фонаря освещал плакат, приглашавший на выставку «История пиратства» в Морском музее. Под кратким описанием красовалось изображение той самой витрины из зала «Пираты Южных морей». Маггловский фотограф отлично поработал – все экспонаты можно было разглядеть в мельчайших подробностях. Необычная выцветшая карта, квадратная коробочка компаса, небрежно сделанные тряпичные куколки, деревянный ящик с множеством пузырьков темного стекла, монеты, массивные золотые и серебряные перстни с гравировкой, и в самом центре – странный амулет. Неграненый мутный осколок темно–красного камня в грубой металлической оправе.
– Вот как он узнал… – протянул неслышно подошедший Снейп. – Такие плакаты развесили по всему Лондону.
Гермиона кивнула, продолжая разглядывать амулет. Он прикреплялся к тонкой цепочке, сплетенной, как она с удивлением поняла, из человеческих волос.
– С Рождеством, Гермиона, – послышался преувеличенно бодрый голос Тедди, появившегося из телефонной будки. – И вас, сэр…
Молодой человек смотрел на Снейпа, что–то обдумывая. Наконец, в его глазах плеснулось изумление, и он вопросительно произнес:
– И вас, … профессор Снейп?
– А вы быстро соображаете, мистер Люпин–младший, – отозвался Северус. – Надеюсь, в этих подземельях быстрота реакции вам не изменит. Командуйте, мисс Грейнджер.
Гермиона подошла к железной решетке, сразу за которой начиналась узкая винтовая лестница, уходившая вниз. Совсем некстати вспомнился момент из далекого прошлого, когда они втроем с Гарри и Роном вот так же стояли перед запертой дверью в коридоре Хогвартса. За дверью тогда скрывался жуткий трехголовый Пушок, любимец Хагрида. «Аллохомора», – сказала она и шагнула в темноту.

***

Сотворенный Тедди тусклый синеватый шарик завис под потолком, освещая длинный сводчатый коридор. Это заклинание из арсенала сотрудников Департамента Магического правопорядка позволяло ориентироваться в темноте, не привлекая внимания посторонних. На влажных каменных стенах выступила селитра, где–то вдалеке капала вода, в мертвенном свете «ведьминого огня» все вокруг казалось не совсем реальным. Слева и справа тянулся ряд закрытых дверей с потускневшими медными табличками. «Великая чума»¹, «Казнь Кэтрин Говард»², «Камера в Ньюгейте»³ – страницы жестокой и кровавой истории Лондона. Табличка побольше над двустворчатой дверью приглашала в «Лабиринт прошлого».
– Будем проверять все комнаты подряд? – тихо спросил Тедди.
Гермиона отрицательно качнула головой. Совет Хейдена прислушиваться к своей интуиции один раз уже оказался не лишним. Правда, на этот раз сосредоточиться оказалось труднее – присутствие Северуса придавало уверенности, но немного отвлекало. Она закрыла глаза. Должно быть, раньше тут действительно была тюрьма, до сих пор ощущались едва заметные отзвуки чужой боли, страданий и ужаса. Но по мере приближения к «Лабиринту» эти ощущения стали усиливаться.
– Нам туда, – кивнула Гермиона в сторону двустворчатой двери, и достала свою палочку. Северус и Тедди последовали ее примеру. Конечно, все трое отлично владели невербальными заклинаниями, но в нынешней ситуации следовало использовать все, что могло бы сыграть в их пользу.
«Лабиринт прошлого» оказался зеркальным извилистым коридором с ответвлениями и тупиками. Кое–где стены оказывались прозрачными, когда кто–то проходил мимо, за стеклом вспыхивали скрытые лампы, освещая очередную сценку – средневековую камеру пыток или цирюльню Суини Тодда.
Зрелище, ожидавшее их в центре лабиринта, было настолько странным и жутким, что Гермиона не сразу сообразила – это уже не инсценировка. По всему периметру большого зала, изображавшего склеп под церковью Всех Святых, горели факелы, в стены были вмурованы ржавые цепи с кандалами. Заметив несколько прикованных человеческих скелетов, Гермиона недоумевающее покачала головой. Она никогда не понимала пристрастия людей к таким пугающим и щекочущим нервы зрелищам; в мире и без того хватало зла и насилия. Посреди алтаря, устроенного на груде каменных обломков, стояли глиняные курильницы, распространявшие тяжелый сладковатый аромат. На шелковых лоскутах с вышитыми незнакомыми символами были разложены пиратские амулеты; пол в центре зала покрывал сложный рисунок, выполненный разноцветными порошками. В самом темном углу на куче соломы сидели пропавшие дети.
Первым желанием Гермионы было броситься туда, но Северус предостерегающе сжал её руку. В подземном зале царила неестественная тишина, нарушаемая потрескиванием горящих смоляных факелов, со стороны детей не доносилось ни звука. Десять или одиннадцать мальчиков и девочек молча смотрели в пустоту, их лица ничего не выражали, в глазах – ни малейшего проблеска мысли.
То, что казалось тенью у алтаря, внезапно шевельнулось, и обернулось. Многократное продление собственной жизни за счет чужих оставило свой отпечаток, и бывший председатель Ост-Индской Торговой компании, лорд Катлер Беккет был не в лучшей своей форме. В музее он казался обычным, совсем не примечательным человеком средних лет. Теперь маскирующие чары почти рассеялись, и сквозь наведенную личину проглядывало жестокое лицо без возраста с ледяными глазами. На его груди висела тонкая волосяная цепочка с медальоном, камень напоминал по форме человеческое сердце. «На фотографии камень был тусклым», подумала Гермиона. Сейчас он светился изнутри мрачным, кроваво–красным огнем, и едва заметно пульсировал – в точности, как билось бы сердце. Амулет привлек ее внимание всего на несколько секунд, но этого оказалось достаточно. Неожиданным резким движением Беккет взмахнул рукой, с ладони его сорвалось облачко серого порошка. Последним, что увидела Гермиона перед тем, как потерять сознание, была его довольная ухмылка.


¹ «Великая чума» – эпидемия чумы, почти опустошившая Лондон в 1665 г.
² Кэтрин Говард – одна из жен короля Генриха VIII, казенная за измену мужу
³ «Ньюгейт» – знаменитая лондонская тюрьма
Tags: Гарри Поттер, ПКМ, кроссовер, пираты, фанфики, фанфикшен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments