Cathy-fox (cathy_fox) wrote,
Cathy-fox
cathy_fox

Про писателей-мужчин и писательниц-женщин.

Принято считать, что мужчины и женщины не только думают, но и пишут по-разному. Энтузиасты озаботились этим вопросом, и провели небольшой тест: попросили 5 мужчин и 5 женщин анонимно пересказать сказку "Красная шапочка". Вот несколько отрывков, иллюстрирующих, что из этой затеи вышло:

Текст №5. Женский. Определен правильно

«Жила-была маленькая девочка. Ее любила мама, но больше любила бабушка . Очень странные отношения у них в семье были. Видимо, Красная Шапочка была нежеланным ребенком или вообще приемной, потому что мама с ней обращалась как с прислугой. Зато подарила как-то бабушка внучке красную шапочку, но лучше бы подарила две, потому что больше девочка эту шапку не снимала. Все так и говорили, когда ее видели: «О, Красная Шапочка идет!» Стала она заложницей своего дебильного образа, судя по всему, на всю жизнь. Еще и наверняка проблемы с волосами начались у нее с возрастом от грязной шапки».
Комментарий:
Текст заставил посомневаться. То ли мужчина стилизуется под женщину, то ли действительно женщина пишет текст. Динамичный, напористый, с попутными выводами. Но решающий момент в пользу женскости текста — обсуждение эпидермальных проблем с возрастом: лысеющие мужчины никогда (!) не обсуждают проблемы волосяного покрова головы, дамы же прическами озабочены до преклонных лет.

Текст №6. Женский. Определен правильно
«Пока Шапочка гуляла по лесу, собирала цветы и кормила белок, Волк ускорился и первым добрался к дому бабушки.
Видимо, наивность, граничащая с глупостью, была наследственной чертой в семье Шапочки: Волку удалось обмануть бабушку, сымитировав голос девочки. Попав в дом, Волк немедленно съел старую женщину, надел ее вещи и лег в ее кровать. Через некоторое время пришла Красная Шапочка. Она не смогла отличить мохнатого волка в чепчике от родной бабушки».
«Но вскоре, заподозрив неладное, пришли дровосеки, убили Волка и достали из его живота живых бабушку и Красную Шапочку. Тело Волка закопали, и все наконец пообедали пирожками».
«Любой маленький ребенок знает, что даже в лифт с незнакомыми людьми заходить нельзя, не то что в лесу вести беседы. Единственный симпатичный персонаж здесь как раз Волк: ­только его поведение не вызывает вопросов. Я могу с уверенностью сказать, что мой ребенок (если бы он у меня был) после этой сказки покрутил бы пальцем у виска, а любой взрослый поступил бы так же, как Серый Волк: то, что само плывет к тебе в руки, нужно есть не раздумывая».
Комментарий:
Подробное, нежно-любовное описание действий, а главное, собирательство и кормление — типовые мотивы женского сознания.
Поэтапность действий и опять-таки мотив кормления — все в семье должны быть сыты, накормлены, ухожены — такой чудесный пример заботливой хозяйки дома.
А пассаж про «наивность, граничащую с глупостью», свидетельствует о том, что автор этих строк своими интеллектуальными способностями вполне довольна, ведь ни одному мужчине не
придет в голову мериться интеллектом с дамами, поскольку «все бабы — дуры» — стереотип, навечно утвердившийся в подсознании русского мужчины.
Ну а главное, конечно же, комментарии к тексту — респондент(ка) излагает свое видение смысла сказки. И у нее лейтмотивом звучит «опасность, опасность, опасность»: мама не предупреждала, что с незнакомыми разговаривать нельзя, и далее дама обещает, что ее ребенок, когда он у нее родится, будет точно знать, как надо себя вести, чтобы было безопасно. Роскошный образец педагогики, не замутненной личным опытом, но сдобренной опытом родительским.
Текст №8. Мужской. Определен правильно

«Жила-была Красная Шапочка. Ну в общем, были у нее какие-то проблемы с бабушкой — артрит, тахикардия, то-се — и решила она ее навестить. Мама напекла ей беляшей, лавашей, разной выпечки, ну и Шапочка пошла себе в густой лес к бабушкиному дому. Долго ли, как говорится, коротко ли, но повстречался ей Серый Волк. Позарился разом на беляши и на девочку, но сразу есть не стал, а втерся в доверие. Вызнал, где бабушка живет, побежал по короткой дороге, Красную Шапочку обогнал, бабку съел.
Надо признаться, когда сказку вспоминаешь заново, возникает много вопросов. Получается, что главная цель Волка — это бабушка, потому что иначе он бы съел Красную Шапочку прямо в лесу, вместе с беляшами, и сказочке конец. Что ему мешало после этого пойти спокойно и доесть бабку — ведь адрес-то он узнал? Какой-то, в общем, склонный к перверсии волк: любит старушек и переодеваться в женское платье. Сцена с переодеванием вообще самая подозрительная: зачем бабушка зовет внучку залезть к ней в кровать? И почему внучку это предложение не смущает?»
Комментарий:
Эталонный текст мужского осмысления мира. Тут и «бабка», и мама напекла беляшей, лавашей, разной выпечки (что в переводе с цензурированного на разговорный звучит примерно как «один хрен разница»). Текст дается нарочито без диалогов, все они переведены в косвенную речь.
Мотивирующей же частью для принятия однозначного решения послужили комментарии. Автор ставит себя на место действующего Волка — он (автор) поступил бы рациональнее: «Что мешало ему после этого пойти и спокойно доесть бабку — ведь адрес-то он узнал? Какой-то, в общем, склонный к перверсии волк: любит старушек и переодеваться в женской платье». (Слышите в этом письменном тексте осуждение? Не слышите — прислушайтесь.) Так может написать только мужчина. Автор на достигнутом не останавливается — продолжает гнуть свое: «Сцена с переодеванием вообще самая подозрительная: зачем бабушка зовет внучку залезть к ней в кровать? И почему внучку это предложение не смущает?» Так и подмывает задать вопрос: а должно смущать?

Остальные варианты ответов, в т.ч. определенных неправильно - по ссылке ))
Tags: :), интересно, литература
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments