Cathy-fox (cathy_fox) wrote,
Cathy-fox
cathy_fox

Долгожданная рецензия на "Победителей",

с которой я согласна до последней запятой, и особенно - с заключительным абзацем.


Оригинал взят у chukcheev в post
«Победители».
Только что вышедший роман Елены Чудиновой есть грустный, но поучительный пример того, что сколь бы ни был блестящий замысел, некачественная его реализация нивелирует все изначальные достоинства, оставляя гнетущее впечатление и душевный раздрай.
В 1992 году, когда Советская власть только закончилась, преимущество несостоявшейся Белой России над Россией Красной было настолько очевидным, что не требовало дополнительных аргументов: «Ах, какая у нас могла бы быть страна, если бы не…»
Однако, с течением времени и набирающей силу стыдливой ностальгией по СССР, прежний расклад утрачивал былую ясность и в ответах на вопрос «Советский Союз или Российская Империя?» начинали чувствоваться оппортунистические нотки: «Да, конечно, советская эпоха не сахар и даже ужас, но всё-таки…»
Вследствие чего необходимость встряхнуть теряющие ориентиры общество, забывшее тот восторг, с которым оно в 1991 году отрясало прах, возникала сама собой. Как встряхнуть? Теоретическая статья или книга – чересчур размеренное чтение, здесь должно быть что-то столь же яркое, столь и увлекательное: роман, действие которого происходит в альтернативной России, какой никогда не было, но могло бы быть, если бы в Гражданской войне победили белые.
Таким образом современный читатель получал бы, с одной стороны, шанс заглянуть в несостоявшееся прошлое, что всегда интересно, потому что погружение в историю – это не только установленные факты, но и развилки, варианты, упущенные возможности.
С другой стороны, у этого читателя естественным образом возник бы иммунитет на ползучую реабилитацию советизма, когда семьдесят лет под красным знаменем автоматически вычёркиваются из биографии родной страны как сплошная неудача и кровавый позор.
Но, взвалив на себя этот благородный и великий труд, Елена Чудинова не сумела выдержать нечеловеческого напряжения – умственного и морального – и подарила нам книгу, вызывающую только сожаление: это – провал, причём по всем фронтам.
Чудинова провалилась идеологически. Помимо общей невнятности «счастливого нового мира» без большевиков, когда созданная авторской фантазией Российская Империя образца 1984 года вызывает громадное количество вопросов (Вот только некоторые из них: «Польша воссоздана – в каких границах?», «Что с Финляндией?», «Что с патриаршеством – Предстоятель не упомянут ни разу?», «Какие отношения с Японией – чей Южный Сахалин?», «Как решили крестьянский вопрос, если сохранилось не только поместное землевладение, но и майораты?», «Что с национальными окраинами?», «Что с вооружёнными силами?», «Как была проведена урбанизация и построено индустриальное общество?»), Чудинова не справляется с главным.
[читать дальше]
Нарисованная ею Россия оказывается довольно заурядной страной, которая не способна, по своим достижениям, затмить Советский Союз так, что бы у читателя сам собой рождался вскрик: «И почему тогда Колчак не добил красных – как бы сейчас мы жили!»
Да, Российская Империя Чудиновой, если сравнивать её с СССР в 1984, более свободное и сытое общество, но при этом лишённое того величия, который был у Советского Союза как второй Сверхдержавы, когда судьбы планеты решал прямой диалог Москвы и Вашингтона.
Помимо этого Россия Чудиновой не может похвастаться никакими техническими прорывами – вроде подводных тоннелей или железных дорог за Полярным кругом. Единственное достижение Империи – отправка человека в космос в том же 1984 году, т.е. на двадцать три года позднее, чем СССР.
Почему возникает именно этот сюжет, понятно. Чудинова, которую, по-видимому, достала похвальба красных Гагариным, решила продемонстрировать, что развитие космонавтики не зависит от социального строя: мол, и без комиссаров можно покорять просторы Вселенной.
Но, щёлкнув по носу оппонентов, Чудинова подложила самой себе изрядную свинью: белые не способны придумать что-то своё, но беззастенчиво воруют чужие победы, на которые вряд ли имеют право, поскольку советская космическая программа – это всего лишь эпизод в большой гонке вооружений, вызванной Холодной войной.
Кроме того, Чудинова обходит стороной такую сферу, как искусство. «Хорошо, – могут задаться вопросом потенциальные единомышленники писательницы, – мы готовы признать, что при Совдепе был полный мрак, и отказаться, пусть и виртуально, от всего её наследия. Но тогда что вы готовы предложить нам в вашем 1984 году вместо наших любимых фильмов, песен, острот и анекдотов?»
Чудинова не предлагает ничего: в её Российской Империи совершенно нет ни кинематографа, ни телевидения, ни массовой культуры вообще. Есть упоминания об отдельных произведениях (например, опера о взятии Петрограда), но мощной целостной картины, объясняющей, почему следует остаться без Жеглова или Штирлица, Бендера или Горбункова, нет.
Т.е., глядя из дня сегодняшнего, а именно сегодняшний читатель и будет оценивать привлекательность образа Белой России, менять Российскую Федерацию на Российскую Империю Чудиновой не особо тянет: да, в том мире Константинополь наш, но нет Девятого Мая, например…
Впрочем, идеологические несообразности – при всей их многочисленности – были бы не столь заметны, не провались Чудинова как беллетрист. Вышедшие из-под её пера четыре сотни страниц – это на девять десятых блеклое, утомительное, зевотогенное повествование, которое в финале, когда уже ничего хорошего не ждёшь, вдруг взрывается короткой блистательной интригой, вызывающей, когда восторг проходит, печальную констатацию: «Ах, если бы весь роман был такой, какой фурор могли бы произвести “Победители”!» Увы.
И виновата в этом только сама автор, поскольку, придумав великолепную развязку и многообещающую завязку, она избрала предельно неудачный инструмент, чтобы добраться из точки А в точку В, наглухо пролетев с главным героем.
Волей-неволей ввязавшись в авантюрный жанр, Чудинова была обязана найти соответствующего персонажа, способного действовать в предлагаемых – бурных и неоднозначных – обстоятельствах. Если автору так важно было сохранить гендерную конгениальность, то, взамен мужчины, она могла выбрать аналог Валькирии или, на худой конец, мисс Марпл.
Вместо этого перед нами весь вечер на арене провела Духовно Богатая Дева, зовут которую Елена Чудинова. В том, что автор – в повествовании об альтернативной России – поместил саму себя, есть некоторый онтологический вызов: как бы ни развивалась история моей страны, я всё равно появляюсь на этот свет – при красных, при белых, я – сильнее случайности рождения.
Но, к сожалению, у автора весь пар уходит в гудок, и потому, кроме вызова, в её главной героине более нет ничего любопытного. Характер книжной Елены (или Нелли) определяется довольно скоро: тщеславная вечная отличница, лишённая обаяния и примиряющих с её занудством недостатков.
Благополучная жизнь Нелли (она не знает материальных забот, средства к существованию возникают сами по себе) омрачается лишь едкими рецензиями на её дебютный исторический роман «Хранитель анка».
Лишённая проблем, оберегаемая от забот, Нелли не способна действовать, преодолевать препятствия, добиваться каких-то важных целей, а значит, за её похождениями совершенно не интересно следить.
В книге действуют другие, по большей части – за сценой, Нелли превращается в диспетчера: кто-то звонит ей и что-то рассказывает, она кому-то звонит. Эта многоречивая толкотня продолжается на десятках страниц, превращённых в бесконечные диалоги.
Чудинова понимает, что эту непрекращающуюся болтовню надо каким-то образом разбавить, но, по причине слабости писательской техники, не находит никаких иных приёмов, кроме как заставить персонажей курить. Так они и проводят время: потрындели на возвышенные темы, перекурили, снова потрындели – вот и глава кончилась, ближе к кульминации, слава Богу.
Если бы Чудинова могла отнестись к своему тексту так, как и подобает настоящему литератору, не щадящему себя и способному вымарывать всё слабое и лишнее, то «Победители» съёжились бы до небольшой повести с историческим прологом и лихим сюжетом, проиграв в объёме, но резко прибавив в качестве.
Это было бы не только проявлением уважения к читателю, которого избавляют от утомительной нудятины и потока авторских комплексов (Чудинова не упускает случая побраниться со своими недоброжелателями в подстрочных примечаниях), но и сработало бы на сверхзадачу – отвратить общество от прелести советизма.
Что мы имеем в итоге? Если бы дело ограничилось только одним скверным романом с претензиями… К сожалению, «Победители» работают на своих идеологических противников: «хруст французской булки» может быть сколь угодно громким, главное, чтобы он не был бездарным.

Tags: ЕПЧ, Недопобедители, дворяне, история, книги
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments