Cathy-fox (cathy_fox) wrote,
Cathy-fox
cathy_fox

Once upon a December, или Трактир-Нигде-и-никогда

В продолжении пиратской темы, и по просьбам тех, кому здесь читать удобнее - выкладываю тот самый фанфик))


Автор: Seliana Malfoy
Бета: Изергиль
Название: «Once upon a December…» или «Трактир « Нигде–и–никогда».
Рейтинг: R
Размер: миди
Пейринг: СС/ГГ, Тедди Люпин, Уилл Тернер, новые персонажи
Жанр: АU, action/adventure, romance, crossover

Аннотация: Два дня из жизни Гермионы. Детективно–романтическая история, случившаяся однажды под Рождество. Время действия – через год после событий, описанных в эпилоге 7–й книги.
Комментарии: Упоминаемые места и достопримечательности – Морской музей, Гринвичский парк, Лаймхаус, Лондонские Подземелья (London Dungeon) и т.п. вполне реальны, но в действительности выглядят и расположены несколько иначе.

Глава 1
«Срочный вызов»

Лондон, 2018 г.

Последние декабрьские дни перед Рождеством – особое время года, когда все вокруг буквально проникнуто ожиданием, время, когда исполняются самые заветные желания и сбываются самые несбыточные мечты. Но для исполнения желаний нужно захотеть этого всем сердцем, и поверить в чудо. А в наши дни о Чудесах – да–да, именно Чудесах, а не о каком–то банальном волшебстве, на которое способен любой выпускник Хогвартса, – всерьез мечтают только совсем маленькие ребятишки. Взрослые волшебники, которые в этом смысле ничем не отличаются от магглов, смотрят на вещи реально.


Гермиона Уизли, будучи реалисткой, и в детстве не забивала себе голову подобной чепухой, а уж теперь–то и подавно. Ну, еще бы, как заместитель начальника Департамента Магического правопорядка она просто обязана быть серьезным человеком.
В то утро, 24 декабря, когда началась эта история, Гермиона с вздохом вошла в свою украшенную еловыми гирляндами гостиную в небольшом домике в пригороде Лондона. Причина для вздоха имелась весьма основательная: накануне ей пришлось потратить на подготовку к празднику полдня, ведь талантом к хозяйственной магии она никогда не отличалась, поэтому работу по дому приходилось делать самостоятельно, как самым последним магглам. Обидно, что труды оказались напрасными: Рождество ей придется праздновать в одиночестве; дети в последний момент решили каникулы провести во Франции, в замке родителей Флер, куда были приглашены и все остальные члены многочисленного семейства Уизли, а Рон… Отношения с ним несколько лет назад перешли в какую–то странную стадию, вроде бы они по–прежнему оставались близкими людьми, но исчезли общие темы для разговоров. И несколько месяцев назад Рон – к неописуемому огорчению Молли – уехал в Париж, открывать филиал магазина «Ужастики Умников Уизли», и пока возвращаться не собирался. А недавно прошел слух, что младшая сестра Флёр, Габриель Делакур, испытывает к нему далеко не дружеские чувства. Близкие старались скрыть эти новости от Гермионы, но никто не догадывался, что она все узнала, и не испытала ничего, кроме облечения. И странного ощущения, какое бывает, когда находишь давно потерянный ключик от шкатулки, сжимаешь его в руках и не решаешься им воспользоваться – кто знает, что там можно найти, спустя столько времени… А уж чего она точно сейчас не хотела, так это случайно встретиться с Роном в замке Делакур.
Итак, в это декабрьское утро невеселые размышления Гермионы прервал отрывистый стук в окно. Сквозь заиндевевшее стекло едва виднелся знакомый силуэт большой полярной совы из Министерства магии, дежурной совы для срочных сообщений. Открыв форточку, Гермиона впустила птицу и сняла с ее лапки привязанный свиток. Пока сова деловито отряхивалась, и с крыльев на ковер летели пушистые хлопья снега, письмо было прочитано, потом пару раз перечитано – ничего подобного до сих пор не выходило из–под пера начальника Департамента Магического правопорядка. Слова «срочно», «немедленно», «исключительный случай», несколько восклицательных знаков подряд, и при этом практически полное отсутствие полезной информации. Более чем необычно, учитывая, что за последние лет десять в мире волшебников ничего серьезного вообще не происходило. Гермиона вспомнила, что большая часть сотрудников Министерства – да почти все, – на рождественских каникулах, и случись что, работать будет просто некому.
Перспектива провести Рождество в Министерстве была ничем не хуже перспективы провести его в одиночестве перед камином, поэтому Гермиона совсем не сожалела о неожиданном вызове на работу. В какой–то момент в ней почти проснулась та девочка, которая сражалась с Темным лордом и участвовала в Битве за Хогвартс, описанной во всех школьных учебниках истории магии… Усилием воли отогнав непрошенные воспоминания, она отослала обратно сову со словами «ответа не будет»; метнулась в спальню, накинула мантию, собрала непокорные волосы в «учительский пучок», по меткому выражению Джинни, и уже бросала в камин щепотку Летучего Пороха. Еще через несколько мгновений она пересекла министерский Атриум, чтобы спуститься к своему кабинету, находившемуся на втором уровне.
Вокруг было непривычно безлюдно, тишину нарушало только нежное журчание большого фонтана посреди зала. Золотую скульптурную группу в фонтане заменили сразу после окончания войны, теперь она представляла собой держащихся за руки волшебника, волшебницу, эльфа и гоблина, позади них возвышался кентавр. Поговаривали, что лицо волшебника немного напоминает лицо Гарри Поттера. Сейчас Атриум и большие холлы, где располагались лифты, и каминная сеть, были украшены к Рождеству. Повсюду стояли огромные ели, обвитые золотой мишурой, в арочных проходах висели венки из омелы и остролиста. Услышав позади торопливые шаги, Гермиона обернулась и увидела своего стажера, Тедди Люпина, в криво застегнутой мантии, ясно выдающей поспешные сборы.
– Миссис Уизли… Гермиона… Что случилось?
Гермиона укоризненно покачала головой. В голосе Тедди отчетливо слышались торжествующие нотки – наконец–то и он сможет поучаствовать в настоящем расследовании! До сих пор его обязанности, как стажера в Департаменте Магического правопорядка, не предполагали ничего серьезнее просмотра ежедневной почты и сортировки старых, еще довоенных, законченных и закрытых дел – какие отправить в архив на вечное хранение, а какие уничтожить.
Но ответить она не успела, из–за ближайшей ели появился сам начальник Департамента, бывший мракоборец Хейден Сэвидж, высокий худощавый мужчина неопределенного возраста в строгой черной мантии. Назначение на свой пост он получил почти сразу после войны, и никто об этом не пожалел. Оказалось, что Хейден Сэвидж обладает способностью невероятно удачно подбирать кандидатов на должности в своем департаменте. Он мгновенно определял, в какой области человек сможет проявить себя наилучшим образом. Неплохие задатки дипломата помогали ему находить общий язык даже с бюрократами из канцелярии самого Министра Магии, благодаря чему сотрудникам Департамента Магического правопорядка частенько прощалось излишнее рвение в расследованиях.
Едва кивнув в ответ на приветствие Люпина, Сэвидж со вздохом облегчения подошел к Гермионе.
– Я был уверен, что смогу на тебя рассчитывать, моя дорогая. Видишь ли, в отделе сейчас никого, но может, оно и к лучшему, учитывая все обстоятельства…
Зайдя в лифт вслед за Сэвиджем, Гермиона подождала, пока Тедди нажмет кнопку второго уровня, и после того, как двери закрылись, поинтересовалась:
– Вы не хотите огласки, Хейден? Я правильно вас поняла? Что же такого могло произойти?
Сэвидж нервно усмехнулся и предложил продолжить разговор в своем кабинете. Люпин, которому обычно было труднее прочих сохранять молчание, оказался на высоте и не задал ни одного вопроса, заслужив благодарный взгляд Гермионы. В полной тишине они пересекли центральный зал, разделенный невысокими перегородками на множество отдельных закутков, в которых стояли письменные столы рядовых сотрудников. В канун Рождества домовые эльфы Министерства постарались на славу, и все вокруг выглядело непривычно чистым – обычно тут шагу было негде ступить из–за вороха свитков, горы коробок, сундуков и ларцов с конфискованными запрещенными магическими предметами. Распахнув тяжелую дубовую дверь со сверкающей латунной табличкой, Хейден на секунду задумался – стоит ли приглашать Люпина, но затем махнул рукой, подождал, пока все займут свои места за длинным столом, и только тогда заговорил.
– Гермиона, мистер Люпин... То, что вы сейчас услышите, не должно выйти за пределы этого кабинета. Дело касается магглов.
Энергичным жестом прервав Тедди, собиравшегося высказаться, Сэвидж продолжил, обращаясь к Гермионе:
– Когда мистеру Люпину послали сообщение с просьбой прибыть немедленно, я еще не знал полной картины. Но раз уж так вышло, придется рассчитывать на его благоразумие. – Взмахнув палочкой, он пробормотал заклинание, и над столом появилось полупрозрачное объемное изображение величественного здания с галереями, флигелями и множеством колонн. – Что вам известно о Национальном Морском Музее?
Гермиона и Тедди, не сговариваясь, одновременно пожали плечами. Ясно, что со своими огромными залами, заполненными старыми пыльными картами, макетами кораблей и ржавыми судовыми пушками, Морской музей – не самое интересное место для волшебников.
– Понимаю, до сегодняшнего дня и мне мало, что было известно. Но неделю назад там открылась довольно необычная выставка – «История пиратства». Необычно в ней то, что среди экспонатов оказалось несколько магических артефактов, последние лет сто хранившихся в запасниках. Среди сотрудников музея нет, и никогда не было волшебников, только пара сквибов, поэтому никто ничего не подозревал – до вчерашнего дня.
Еще один взмах палочки, и в руках Сэвиджа оказалась тоненькая папка с бумагами, более уместная в каком–нибудь обычном маггловском офисе. Нетерпеливо посмотрев бумаги, начальник Департамента достал один листок и продолжал, зачитывая вслух сухие строки полицейского отчета: «Во время ночного обхода здания, смотритель обнаружил в зале «Пираты южных морей» разбитые витрины, некоторых экспонатов (список прилагается) на месте не оказалось. При последующем осмотре всех помещений, никаких следов взлома не выявлено, ни один из датчиков охранной сигнализации – понятия не имею, что это такое, – не сработал».
Гермиона понимающе кивнула:
– И пропавшими оказались как раз те самые магические артефакты. Но мы–то здесь при чем? Вернее, почему такая срочность и секретность?
Вздохнув, Сэвидж захлопнул папку, и передал ее Гермионе.
– Дело в том, что вчера в музее проводили экскурсию, для школьников младших классов. Закончилась экскурсия в этом самом зале, потом дети собирались посетить Гринвичскую обсерваторию, идти до нее нужно минут десять, через парк. Последний раз их видели, когда они вышли из музея, до обсерватории никто из них так и не добрался.
Тедди Люпин нерешительно заметил:
– Сэр, вроде бы такими расследованиями должна заниматься полиция магглов...
Хейден едко отозвался:
– Я в курсе, молодой человек. Один из пропавших детей – племянник премьер–министра магглов. Их полиция в растерянности, не обнаружено абсолютно никаких следов, и премьер-министр попросил нас об услуге. Как вам известно, законы волшебного мира запрещают подобное сотрудничество, но два этих преступления как–то связаны, интуиция меня не обманывает. Кстати, ограбление, судя по всему, произошло практически одновременно с похищением.
О знаменитой интуиции начальника Департамента Магического правопорядка по Министерству ходили легенды, в прошлом ему удавалось успешно расследовать совершенно безнадежные и запутанные дела. Гермиона даже полагала, что Сэвидж обладает одной из мало изученных разновидностей таланта к Пророчеству.
Небрежным кивком уничтожив изображение музея, висевшее над столом, Хейден поднялся, показывая, что беседа окончена:
– Привлекать мракоборцев не имеет смысла, ведь мы еще вообще не знаем, что там произошло. Времени у вас всего двое суток, пока произошедшее удается держать в секрете от маггловской прессы. К тому же, что–то мне подсказывает – лучше вам управиться за два дня, иначе… Вся необходимая информация – в этой папке.
Гермиона кивнула и направилась к двери, – перспектива именно сейчас работать с мракоборцами, в частности, с Гарри, не слишком бы ее обрадовала. Тедди последовал за ней, но на пороге задержался и спросил:
– Сэр, у полицейских бывают осведомители, которые сообщают всякие интересные подробности... Я читал в маггловских книгах... Неужели никто совсем ничего не заметил?
Начальник Департамента язвительно усмехнулся.
– Осведомители, говорите? Если их послушать, то придется допустить, что на Темзе видели «Летучего голландца». Кстати, приведите свою мантию в порядок, молодой человек, как–никак в серьезном учреждении работаете, это вам не в квиддитч играть.


Глава 2
«Пираты Южных морей»

Разложив полтора десятка документов из папки Сэвиджа на широком дубовом столе в кабинете Гермионы, Тедди раз за разом их перелистывал, а сама Гермиона задумчиво изучала последний выпуск толстенного справочника «Кто есть кто в Магическом Лондоне». Среди сотрудников музея действительно оказалось два сквиба – реставратор в хранилище карт, и куратор той самой выставки Эми Глайд. Ну что же, очень удачно, можно будет получить информацию из первых рук. Эту мысль она, как видно, произнесла вслух, потому что Тедди немедленно отозвался:
– Мы же из Департамента Магического правопорядка. Нам и так должны предоставить все необходимые сведения по первому требованию.
Гермиона закатила глаза:
– Тедди, неужели ты ничего не понял? Сэвидж ведь прямым текстом сказал: расследование – неофициальное. Никто нам ничего не обязан рассказывать, и что бы не случилось, придется самим выпутываться. Мне это тоже совершенно не нравится, но в Министерстве и пальцем не пошевелят, чтобы помочь маггловской полиции, тут Хейден абсолютно прав.
Пройдясь пару раз по кабинету, она спросила:
– Ты с фотокамерой умеешь обращаться? Впрочем, не важно, сделаешь вид, что фотографируешь.
Распахнув огромный резной шкаф, заполненный самыми разнообразными, и порой весьма необычными предметами, Гермиона на мгновение задумалась, потом сняла с вешалки ярко–зеленую мантию, а из небольшой деревянной шкатулки достала Прытко Пишущее Перо, давным–давно конфискованное у Риты Скитер. Взглянув на Люпина, с изумлением наблюдавшим за ее действиями – настолько все происходящее не соответствовало обычному распорядку, – Гермиона усмехнулась:
– Придется нам с тобой, дружок, выступить в роли репортеров. Большинство людей обожают раздавать интервью, особенно сквибы. Талантами волшебников они не обладают, и никогда не упускают случая хоть как–то привлечь к себе внимание. А уж эта Эми наверняка не откажется появиться на страницах «Ведьмополитена», ей ведь всего двадцать три, ненамного старше тебя. Кстати, заодно попрактикуешься в метаморфо–магии. Изобрази–ка что–нибудь соответствующее внешности фотографа из модного журнала.
Тедди послушно подошел к большому, слегка потускневшему зеркалу, укрепленному на внутренней стороне дверцы шкафа, а Гермиона еще раз пролистала бумаги Сэвиджа. Полезной информации было до обидного мало: список пропавших детей, планы музейных залов и прилегающего парка, краткий перечень похищенных предметов. Последний документ оказался наиболее интересным, среди исчезнувших артефактов Гермиона с удивлением обнаружила кукол вуду, компас, древнюю китайскую карту, судовой журнал, несколько медальонов и амулетов, ящичек корабельного лекаря с полным набором снадобий, использовавшихся в те времена, и еще с десяток вещиц непонятного назначения.
Решительно отправив папку в свою крошечную бездонную сумочку вслед за Прытко Пишущим Пером, она развернула на столе огромный свиток с картой Лондона, и слегка коснувшись его палочкой, увеличила ту часть, на которой был изображен Морской Музей со всеми окрестностями. Внимательно разглядывая переплетение улочек, Гермиона пыталась обнаружить что–то необычное, и читала вслух заинтересовавшие названия:
– Так, здесь у нас музей, справа – парк, дальше Гринвичская обсерватория. Напротив музея – Темза, под ней пешеходный тоннель ведет на Собачий остров, в старые доки… Дальше – Лаймхаус…
Тедди оживился, подошел к столу и тоже склонился над картой.
–Лаймхаус? Это ведь то самое место, где мракоборцы вели охоту на Джека Потрошителя! А что, если…
– Никаких «если»! Плохо же сейчас в Хогвартсе преподают историю магии, если ты забыл, что мракоборцам пришлось Джека уничтожить, когда они пытались его арестовать… Это просто совпадение. О Мерлин, что ты с собой сделал?
На месте Тедди стоял незнакомый молодой человек, очень напоминающий Ремуса Люпина во времена Мародеров, только волосы оказались длиннее, чем у Ремуса, и спадали на плечи в артистическом беспорядке, да глаза были другие – в них плясали смешинки… Да, если бы не тот роковой укус Грейбека, изменивший всю его жизнь, Люпин–старший мог стать очень привлекательным… Гермионе пришлось признать, что перед таким «репортером» не устоит не одна девушка, интервью им наверняка обеспечено. Можно бы, конечно, и легилименцией воспользоваться, но она предпочла обойтись без крайних мер.
Итак, Тедди был уже готов отправляться, настала очередь самой Гермионы. Накинув ядовито–зеленую мантию, она вынула шпильку, распустила волосы и увидела в зеркале незнакомку. Может, дело было в цвете мантии – она никогда не одевалась так ярко, да только цвет одежды не способен изменить выражения лица. Прошедшие годы почти не отразились на ее внешности, но спокойная и монотонная жизнь сделала свое дело: в глазах исчез задорный огонек, а улыбка появлялась все реже. Теперь же, глядя в зеркало, она увидела на своем лице нечто… Наверное, это можно назвать предвкушением. На мгновение Гермионе стало не по себе, но она захлопнула дверцу шкафа и кивнула Тедди:
– В задней части Музея, в фондах, есть камин, подключенный к сети Летучего Пороха. Отправим этой Эми Глайд сову с просьбой о встрече, и можно отправляться.
Выходя из кабинета, Гермиона бросила взгляд на часы: с момента получения записки от Хейдена Сэвиджа прошло всего два часа.

***

Как обычно, 24-го и 25-го декабря Морской Музей закрывали для посещений, а специальная охранная система наблюдения вышла из строя еще накануне, поэтому Гермиона и Тедди могли не опасаться излишнего внимания. Куратор выставки Эми Глайд встретила их в старом каминном зале, и было очевидно, что Тедди ее совершенно очаровал. Она немедленно поверила наспех придуманной легенде о репортаже для «Ведьмополитена», на тему «Редкие профессии в мире волшебников». Донельзя польщенная неожиданным вниманием к собственной персоне, девушка предложила устроить для посетителей небольшую экскурсию, и заодно ответить на все интересующие их вопросы.
Проходя по бесконечной череде экспозиционных залов, Гермиона вынужденно признала, что ее представления о Музее, как весьма скучном месте, оказались очень далеки от действительности. Устроителям выставки «История пиратства» пришлось немало потрудиться, но результат того стоил. Кроме привычных витрин с экспонатами, посреди каждого зала расположились натуралистичные инсталляции, представляющие сцены повседневной жизни пиратов: дележ добычи, где восковые фигуры в живописных лохмотьях обступили груду награбленных сокровищ, в ожидании доли, соответствующей их положению на корабле; сцена морского сражения, где знаменитый капитан Эдвард Тич, более известный, как Черная Борода, стоял на мостике, замахнувшись саблей, в бороду его были вплетены дымящиеся фитили от пороховых зарядов; рыночная площадь в одном из средиземноморских портов, где продавали в рабство захваченных пленников, и еще множество подобных сценок.
В мире волшебников не существовало музеев, и такое зрелище действительно оказалось в новинку, поэтому восхищенный Тедди действительно фотографировал все, что попадалось ему на глаза, Гермиона же беседовала с девушкой–куратором, задавая разные, ничего не значащие вопросы; Прытко Пишущее Перо резво строчило в длинном свитке. Наконец, они добрались до последнего зала, над входом в который висела вывеска «Пираты Южных морей» в виде потрепанного флага, но двери из потемневших дубовых досок, стянутых металлическими полосами, были закрыты.
Гермиона вопросительно взглянула на Эми:
– Мисс Глайд, здесь, наверное, хранятся самые необычные экспонаты?
Эми Глайд замялась, потом нерешительно ответила:
– В общем–то да, вернее – хранились…
Тедди весьма натурально изобразил удивление; его обаянию, подкрепленному неотразимой внешностью молодого Ремуса Люпина, Эми не смогла сопротивляться. Отперев двери, она жестом пригласила своих гостей войти, но предупредила:
– Дело в том, что этой ночью тут произошел небольшой инцидент… Точнее говоря, ограбление. Маггловская полиция здесь уже побывала, но они ничего не смогли выяснить. – И она указала на разбитую витрину в конце зала.
– Невероятно! – воскликнула Гермиона, подав знак Люпину, и направившись туда, где на полу еще остались неубранные осколки стекла. Пока Тедди отвлекал девушку, расспрашивая ее о каком–то необычном глобусе, стоявшем на постаменте в углу, Гермиона извлекла из своей бездонной сумочки крошечную хрупкую вещицу – «детектор магии». Впервые упоминание о нем появилось еще в книге "Колдовские Силы, о Применении Которых Вы и не Подозревали, и Что с Ними Делать Теперь, Когда Вы Знаете"; теперь же с его помощью определяли, применялась ли магия на месте преступления, и даже вычисляли конкретные заклинания. Хваленый детектор, выглядевший, как полый стеклянный шарик, сначала наполнился разноцветной дымкой, потом помутнел и стал непрозрачным. Если верить инструкции, это означало следующее: магия действительно применялась, но заклинания шарик опознать не смог. Раздосадовано засунув бесполезный прибор обратно в сумку, Гермиона обернулась к Эми и спросила:
– Мисс Глайд, какую ценность для грабителя представляли эти пропавшие предметы?
Девушка оживилась и возбужденно заговорила:
– Я сообщила обо всем заранее в Министерство Магии, еще когда выставку только собирались открыть, но, к сожалению, никто ко мне не прислушался… Вы же знаете, сквибов редко воспринимают всерьез, когда речь идет о волшебстве. Но если вы напишете о случившемся в своем журнале, возможно, они впредь будут обращать внимание…
Гермиона насторожилась, а Эми Глайд продолжала:
– Я готовила выставку, и поэтому имела доступ к хранилищам, где содержатся сведения о происхождении всех экспонатов музея. Сотрудники архива посчитали найденные мной документы подделкой, но они ошибались. То, что находилось в этих витринах, в свое время принадлежало девяти пиратским баронам… Ну, помните легенду о «Летучем Голландце»?
Ошеломленная Гермиона переглянулась с Тедди и покачала головой:
– Признаюсь, раньше пиратские истории меня не слишком занимали.
Эми улыбнулась:
– Понятно. Тогда объясню покороче: пиратам владение волшебством было совершенно необходимо – кругом полно врагов, ну и диковинных морских чудовищ. В те времена магией пользовались не только волшебники, но и магглы, только магглам для этого требовались зачарованные амулеты. Как вы понимаете, меня такие вещи всегда интересовали, – слегка покраснев, объяснила девушка. – Поэтому, обнаружив старые записи в архиве, я сразу поняла, какой ценностью обладают эти предметы, на первый взгляд не слишком впечатляющие. Ясное дело, определить их назначение мне не удалось, но кое–что я узнала. Среди похищенного – волшебная карта пирата Сяо Фэня и компас капитана Джека Воробья. Еще судовой журнал с корабля Ост–Индской компании, но он ничего особенного собой не представляет. Честно говоря, я вообще не могу понять, кому пришло в голову украсть все эти вещи. Ни один человек сегодня не знает, как их использовать.
Гермиона мысленно прокляла Хейдена Сэвиджа, втянувшего ее в эту странную историю. Похищенные амулеты пиратских баронов неизвестного предназначения, да еще исчезнувшие дети… Кстати, о пропавших детях. Гермиона заметила в углах зала маггловские камеры видеонаблюдения, пригляделась, и поняла, что объективы камер покрыты сплошной сеткой трещин, местами пластиковый корпус выглядел оплавленным. Слегка понизив голос, она наклонилась к Эми и тихо произнесла:
– Мисс Глайд, неужели эти магглы не установили здесь никаких охранных систем?
Эми презрительно фыркнула:
– Скажете тоже! Установили, а толку? Сколько поганки не вари, съедобнее они не станут, так ведь у нас говорят, – она подхихикнула. – Перед самым ограблением что–то произошло, наверное, скачок напряжения в электросети. И всё, сигнализация вышла из строя.
Тедди сообразил, что задумала Гермиона, и попросил:
– Мисс Эми, нашим читателям было бы очень интересно узнать все мельчайшие подробности вашей работы. Вы не могли бы показать, что собой представляют эти примитивные системы охраны, придуманные магглами?
Девушка не заставила себя долго упрашивать, и отвела своих гостей в небольшую комнатку, где на мониторы передавались сигналы с камер наблюдения всего музея. Охранников там сейчас не было, после ночного сбоя работу системы наладить не удалось, и ремонт решили отложить до окончания выходных.
Гермиона достаточно убедительно повосхищалась необычными приборами, и спросила у Эми Глайд, возможно ли увидеть, что происходило незадолго до ограбления. Та послушно кивнула, покрутила какие–то ручки и нажала на пару кнопок; на экране появилось изображение только что покинутого зала. Там заканчивалась экскурсия для группы ребятишек лет десяти–одиннадцати, с горящими от восхищения глазами они столпились возле тех самых витрин и внимательно слушали рассказ гида, которым оказалась Эми. Один из мальчишек дернул другого за рукав, и показывая на какой–то предмет за стеклом, несколько раз повторил одну и ту же фразу. Звука не было, но по губам Гермиона сумела прочитать что–то вроде «Посмотри на компас! Стрелка сама вертится!»
Затем ракурс изображения изменился, и стало видно, что еще в зале находился мужчина. Он стоял спиной к камере, наблюдал за детьми и, казалось, прислушивался, его напряженная поза выражала крайнюю заинтересованность и какое–то жадное нетерпение.
Через несколько секунд картинка на экране замигала, потом погасла. Эми виновато пожала плечами:
– К сожалению, это все.

продолжение следует
Tags: Гарри Поттер, ПКМ, кроссовер, пираты, фанфики, фанфикшен
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments